Отдых в Алгарве. Фару


Фару — столица Алгарве. Но ни по размеру, ни по количеству людей на улицах, совсем не скажешь, что это центр целой провинции. В то же время, он гораздо симпатичнее Албуфейры, заполоненной английскими туристами и китайскими палатками, и даже в будние дни напоминающей воскресный базар. Вот это, например, привокзальная площадь. Впрочем, большинство туристов попадают в Фару через местный международный аэропорт.

Это сам вокзал

Оранжевое здание носит гордое название «привокзальный салун»

Здесь, конечно, можно встретить зеркальные здания, «прикрученные» к старым домам, и мы их еще увидим, а пока — типично алгарвийская улица.

Такие домики — один из символов Алгарве, их изображают на открытках, магнитах, тарелочках. Это дань мавританскому прошлому, но такого стиля в регионе придерживаются по сей день.

Как и всюду в Португалии, целые улицы постепенно приходят в запустение. Отголоски кризиса, от которого страна так и не смогла оправиться.

Денег на содержание построек нет, владельцы уезжают за границу, так что большинство таких заброшенных домиков попросту наглухо запечатывают — чтобы не рухнули — и бросают.

А это уже что-то лиссабонское. В Алгарве домики принято штукатурить и белить, выделяя яркими красками архитектурные детали и украшения, а это здание выложено плиткой.

Историческая часть города и ветшает красиво.

Обратите внимание на трубу. Тоже типично местное явление. Им будет посвящен отдельный пост

Внезапно — резиденция с собственным двором

Пешеходам тут, кажется, не рады

Автомобилистам, впрочем, тоже

И, конечно же, апельсиновые деревья на улицах

В этом году хороший урожай. Тысячи  их!

Случайно заглянув в открытую дверь, можно попасть в декорации фильма о масонских заговорах. Где-то тут должна быть потайная дверь…

Заглянешь в другую дверь — наткнешься на странное сборище престарелых швейных машинок. К чему бы это?

Долго ли, коротко ли, вышли на главную городскую площадь. С этой стороны она выглядит вполне современно. Впереди марина и центральный офис автобусной компании EVA, одной из крупнейших португальских транспортных компаний.

Не сразу, но заметила. Говорят, на счастье.  Их тут очень много, кстати.

Но если повернуться в обратную сторону, то тут сквер и начало многих пешеходных улочек вроде нашего Арбата

Здание местного муниципалитета даст фору даже московской мэрии. По убранству, конечно. А вот чиновников в таком здании поместится гораздо меньше 😉

Ау, туристы?

Очень красиво, но, кажется, и тут все закрыто

Никаких туристов. Только редкие прохожие да портовые проститутки(в кадр не попали)

Как-то даже страшновато тут сидеть…вдруг не то подумают.

Посидели и хорош, теперь перейдем на другую сторону и поглазеем на марину.

 

 

Проблемы многоэтажного строительства до Фару пока явно не добрались.

 

А вот и тот самый отель, который сросся со старым зданием.

Сперва это был скромный маленький особнячок, который затем «расширили», превратив в огромную гостиницу в техностиле

Как ни странно, второе место по популярности среди кафе в Португалии после английских пабов занимают итальянские рестораны. Упаси боже, мы приехали сюда не за пиццей и не за лазаньей.

Закон португальского шоппинга: чем стремнее магазин снаружи, тем интереснее могут оказаться вещи внутри

И опять-таки, почти никаких туристов. Город живет своей размеренной повседневной жизнью…

Очень удобно, что повсюду стоят скамейки. Правда, они почти всегда заняты. Долго искали место, чтобы подписать открытки

Опаньки, кажется нашли богатую туристическую жилу

Действительно, какая-то магистраль. В жаркую погоду здесь и при таком количестве людей душновато. А все потому, что поперечных переулков совсем немного. К счастью, эта улица хотя бы в тени.

Доктор как бы намекает… Да, вы все правильно поняли. В Португалии принято давать чаевые. Всем. Везде. Это касается только иностранцев, хотя честно говоря, 80% расплачиваются за все карточками.

 

Несколько фоток из разряда «внезапно!»

Ресторан «Конец света». И вам не хворать!

Дверь с дверным молоточком. Не знаю, зачем нужно такое пижонство, когда электрические звонки придумали лет 150 назад, но тем не менее, дверные молотки всевозможных конфигураций можно купить в любом хозяйственном. Модный, как принято говорить, аксессуар.

Еще один обязательный объект исторического центра — уличный музыкант.

Последний взгляд на главную площадь Фару со стороны автовокзала.

Едем дальше.

 

Алгарве. Виламора


Тихий пляжный отдых в Квартейре удовлетворяет далеко не всех, валяться на песке довольно быстро надоедает, и хочется какого-нибудь движения. Люди помоложе и побогаче устремляются в местный Лас-Вегас под названием Виламора. Формально Квартейра и Виламора являются частями общего территориального пространство, хотя на деле это два разных городка. И разницу видно почти сразу.

Вот, скажем, пляж.

В отличие от недорогой Квартейры, где пляжи почти дикие, здесь даже подходы обставлены культурно, гораздо лучше инфраструктура. Именно сюда не жалея времени едут туристы, выбравшие апартаменты подальше от моря. Тем не менее, особой давки в Виламоре не увидишь.

Это курортное местечко рассчитано на определенную публику, поэтому позволить себе отель на берегу может далеко не каждый…

А вот просто приехать никто не мешает, что многие и делают. Пляжи открыты для всех, это не Италия, где у вас возьмут деньги при входе и «привяжут» к определенному месту. В Португалии плату взимают только непосредственно за пользование  лежаками и зонтами. 10 евро в день за пару лежаков и зонт.

Кому-то хватает простого полотенца, а кому-то хочется вип-сервиса. Кровать, полная песка, мне кажется не очень привлекательной, но у богатых свои причуды.

Да и в конце концов, не купаться же они сюда приходят. Для купания есть шикарный бассейн. А в океане волны и прохладно.

Такое я тоже увидела впервые.

А в 200 метрах от всего этого шика — практически пустырь, заросший и забросанный мусором. Впрочем, вид с него открывается довольно живописный.

Приблизительно такой

Это ворота главной достопримечательности Виламоры, которую помещают на всех открытках — яхтенный порт, иначе именуемый «марина».

Яхты — неотъемлемая часть образа жизни, тех, на кого ориентировано это курортное местечко. Поэтому здесь находятся элитные яхтклубы, ставшие одной из визитных карточек города, издаются журналы для яхтсменов, словом, если вы любите поплавать не только на собственной спине, но и на каком-нибудь красивом судне, то в Виламоре все будет этому способствовать.

Конечно, Виламора — это не только яхты. В ней самой и ее окрестностях в изобилии разбросаны всевозможные точки для развлечения и отдыха: поля для гольфа, конные клубы, и одно из крупнейших в Португалии казино. Тем, кто не относится к категории состоятельных туристов, можно просто погулять в красивом городе и посмотреть на всю эту роскошь со стороны.

Галерея модных магазинов.

Примыкающие к яхтенному порту и отелям улицы плотно застроены ресторанчиками на любой вкус. Цены в них, кстати, вполне доступные.

Большинство из них в октябре стояли уже пустыми. Завлекать клиентов пытаются по-разному. У входа стоят зазывалы, настойчиво предлагающие посетить заведения, среди которых не только национальные, но и множество китайских, тайских и английских заведений. А владельцы этого ресторана, например, пытаются привлечь внимание эффектом аквариума.

Наибольшей популярностью в Португалии пользуются английские пабы. По крайней мере, в Виламоре все пивнушки наполнены клиентами в любое время суток, тогда как зазывалам из пустующих соседних  ресторанов остается лишь уныло приставать к прохожим. Связано это с тем, что подавляющее большинство гостей Виламоры прибыли именно из Великобритании. Португальцы из окрестных городов, той же Квартейры, рассказывая о Виламоре, пренебрежительно отмахиваются: «Там все заточено под английских туристов».

Действительно, именно там, а не в Лиссабоне,  я нашла прекрасный английский фарфор. До сих пор жалею, что не купила эту чашку — точь-в-точь моя любимая, недавно разбитая.

Посетители магазина — тоже весьма характерные 🙂

Но Виламора не ограничивается туристическим центром и шикарными отелями. Позади ярких и пышных декораций спрятался милый и уютный городишко с тихими двориками. Правда, стереотип об узких улочках к нему неприменим, здесь широко и просторно.

Правда, пару подворотен найти удалось.

Еще немного местного колорита. Катаплана — это что-то наподобие вока или казана, в котором готовится одноименное блюдо. Будете в Португалии — обязательно попробуйте.

А дальше просто обычная, нетуристическая зона. Здесь тоже есть простые жилые дома, скверики, старушки на скамеечках у подъезда, детские садики. Один из них как раз на фото.

Встречаются и частные виллы

Город украшают изображения герба

Виламора и Квартейра  — лишь небольшие населенные пункты между главными городами Алгарве — Альбуфейрой и Фару. О них пойдет речь в следующих постах.

Отдых в Алгарве. Картейра


Картейра(Quarteira) — небольшое поселение между Албуфейрой и Фару. Ничем особо не примечательное, но спокойное и недорогое даже по сравнению с соседней Испанией, это место притягивает в основном любителей пляжного отдыха из Британии и Восточной Европы. Здесь приятный ракушечный песок, который не обжигает ноги, и неглубокое дно.

Здешние пляжи никак не огорожены, если кто-то пожелает полежать на песке со своим полотенцем, никто не будет против. Топчан с матрасом и зонт можно получить в пользование на сутки за 10 евро, в разгар сезона цена будет чуть выше. Если понравилось конкретное место, его можно забронировать на неделю. Искать никого не надо, молодой человек в желтой футболке и оранжевых шортах сам вас найдет. Они же работают здесь спасателями.

Единственное ограничение касается использования зонтов. Вот такие таблички-указатели служат разделителями между зонами где можно пользоваться собственными зонтами и креслами, участки напоминают разноцветные грибные поляны. Запрет связан, видимо, с лежаками, о которых идет речь выше — мол, «частные» зонтики загораживают вид. Так что напротив них — только полотенца.

У пляжей Картейры есть один недостаток. Они подходят для опытных пловцов, остальным вода может показаться неспокойной. Весь день океан то приливает, то отливает, а значит вам постоянно придется бороться с волнами, либо захлестывающими и несущими на берег, либо тянущими на глубину. При этом расписания приливов и отливов нет ни в газетах, ни на пляжах, хотя в Лиссабоне и окрестностях это принято. Западнее по побережью, на самом краю континента, волны еще выше, поэтому те места облюбовали серфингисты. В Сагреше часто проводятся различные соревнования и эта часть Алгарве является одним из самых популярных и лучших в мире мест для катания на доске.

Но вернемся к Картейре. Она явно переросла деревню, но и городом ее не назовешь. Здесь нет площади с ратушей, две церкви тоже расположены так, что их не назовешь центром. Словом, вся жизнь этого местечка крутится вокруг центральной улицы Avenida Francisco Sá Carneiro и набережной. Здесь постоянно циркулирует народ, располагаются отели, магазины и рестораны.

В основном дома здесь современные, хотя, если верить Википедии, история здешних поселений начинается где-то в средних веках. Сейчас в это трудно поверить, о прошлом напоминают разве что отдельные дома, и то стилизованные.

Впрочем, совсем безликим местом Картейру не назовешь. Тут есть рыбный порт, обеспечивающий местные рынки и рестораны свежайшими морепродуктами, есть пара музеев и даже памятники

Внезапно — национальные магазины. Русская диаспора тут довольно большая, кстати.

Колокольня местной церкви отбивает каждые полчаса и каждый час, поскольку стоит она на холме, звон оглашает все окрестности.

Крест какой-то странный, правда

Еще здесь расположен автовокзал, с которого можно попасть в окрестные города и Лиссабон

В общем, милый городок в типичном алгарвийском стиле для тихого пляжного отдыха. Все самое злачное и интересное находится чуть дальше, впрочем, об этом в следующем посте.

Общественный туалет

Гадкий я — 2


Сходила наконец на «Гадкий я 2». После первого мультфильма, совсем недавно увиденного, я без преувеличения ждала выхода продолжения. Сразу не побежала, поскольку в переполненном зале, в окружении толпы детей, среди густого аромата и оглушительного хруста попкорна сосредоточиться собственно на фильме довольно сложно. И вот, во вторые выходные проката я сидела в полупустом зале, хотя сразу оговорюсь: пошла на обычный сеанс без 3D.

О том, насколько непохожим на другие, по-настоящему смешным и запоминающимся был оригинальный «Гадкий я» написано в каждой первой рецензии на него.

Сюжет вроде бы совершенно детский, в духе родного и знакомого с яслей Корнея Чуковского, с той лишь разницей, что крокодилов тут сразу два — мировые злодеи соревнуются в попытке украсть Луну. Параллельно развивается сюжет, для мультика неожиданный, серьезные социальные проблемы в анимации затрагиваются редко и вскользь. Так тему инвалидности в самом финале «Как приручить дракона», где юный главный герой потерял ногу, заметить едва успеваешь. В «Гадком я» проблема усыновления, пожалуй, вытесняет основной сюжет, ведь именно она в конце концов приводит к развитию «гадкого» протагониста Грю.

Есть определенная ирония в образе «плохого злодея», которого тоже трудно воспринять, как чисто отрицательного персонажа — это сынок директора банка, окруженный новейшей техникой с намеком на Apple, помешанный на славе и проводящий досуг исключительно в видеоиграх.

Сам Грю — пародия на европейского интеллигента, злодея из английского детектива, которому для полноты образа не хватает разве что драпового пальто и шляпы. Кстати, из-за своеобразного акцента по поводу его предполагаемой национальности на фанатских форумах разгорались многостраничные дискуссии. По мнению большинства англоязычных зрителей, Грю — русский.  По крайне мере, точно откуда-то из восточной Европы. Сами создатели уверяют, что в основном акцент Грю подражает речи актера венгерского происхождения Белы Лугоши.

Как и у любого злодея, у него есть армия — капсулоподобные миньоны. Но вот только они не находятся в угнетении и рабстве, каждого из этих на первый взгляд одинаковых рабочих Грю знает по имени, а сами миньоны обожают своего начальника. Есть за что.

Во второй части все как-то резко просело и смешалось. Вроде бы всем уделяется внимание, но получается почему-то каша. Грю фактически перестал быть центральной фигурой, он запутался в собственных чувствах и собственной жизни. Злодеем быть уже не пытается, он счастливый приемный отец и крайне неудачливый бизнесмен, которому доброжелательные родственницы постоянно пытаются сосватать своих подружек одна страшнее другой.  И вроде бы он понимает, что троим бывшим сироткам нужна хотя бы мачеха, но и отношений боится — личная жизнь не складывалась у Грю никогда. Миньоны совершенно распустились и буквально заполонили экран. Вставок с ними не просто много, а слишком много, хотя каждое их появление сопровождалось взрывами хохота в зале. Ради интереса посмотрите результаты поиска картинок по запросу «Гадкий я 2», и вы увидите, что среди десятков картинок с миньонами постеры и скриншоты с Грю и другими персонажами встречаются крайне редко, причем половина из них почему-то из первой части.

Отличная затравка для семейной трагикомедии и вся беда второй части заключается в том, что шпионско-приключенческая составляющая здесь не то, чтобы совсем лишняя, но явно второстепенная. Ну просто вот надо было где-то Грю встретить свою любовь, чем-то неуклюжую и смешную, но милую агентессу Люси.

Злодей-мексиканец Эль Мачо с яркой внешностью и пустым нутром, довольно криво сляпанный план по захвату мира, работа под прикрытием в торговом центре — все это лишь фон и повод для мелодрамы со счастливым концом, в которой приемные дочки, душевные терзания бывшего напарника Грю и отношения его самого с Люси гораздо более важны, чем какие-то там шпионские побегушки.

Мир под угрозой? Да черт с ним, у моей дочери появился парень, и он мне не нравится!

При этом девочки живут на экране как-то сами по себе. Даже в первой части, где Грю все еще выступал в амплуа циничного, но доброго в душе негодяя, он уделял им гораздо больше внимания, чем в роли заботливого папочки. В «Гадком я 2» их нянчат в основном миньоны. Даже в тот момент, когда приемным дочерям грозит смертельная опасность, на помощь приходит не Грю, а его бывший напарник и сотрудник, престарелый доктор Нефарио.

Папе не до того, у папы любовные переживания. 

О злодее сказать почти нечего, настолько неуместным, лишним он тут кажется, настолько нелепым выглядит все, что он делает. При этом задумка была неплохая, внешне герой довольно колоритный, но уж очень банальный, в отличие от мажора-вундеркинда Вектора из первой части. Мне он гораздо больше запомнился как владелец ресторана и отец мальчика, приударившего за одной из приемных дочек Грю, чем злодей, грезящий захватом мира. Никакого тебе хаоса, никакой реальной угрозы.

Ну то есть, как если бы в первой части герои так и не долетели бы до Луны, разрешив свое противостояние где-то в первые 15 минут знакомства.

Кончается все, как и в любой порядочной сказке — свадьбой.

Выставка Всеволода Тарасевича в ММАМ ДФ



В Москве, в Доме Фотографии недавно завершилась выставка классика советской фотожурналистики Всеволода Тарасевича. Родившись в 1919 году, одним из первых начав снимать на цветную пленку, он чуть-чуть не дожил до цифровой фотографии, последние свои снимки сделал в 1997 году. Несмотря на известность Тарасевича далеко за пределами России, если верить справочникам, получается, что «Формула времени» в ММАМ ДФ — его первая персональная выставка.


Время, формулу которого предлагается изучить — золотой век российской науки, 60-70-е. Космонавты и физики были воплощением романтики, мировое искусство захлестнула «новая волна». Мужчины в очках в толстой черной оправе, строгие женщины в стильных пальто на черно-белой пленке просто живут и работают, а подробное изображение повседневной рутины становится художественным приемом. В СССР один из ярких примеров – фильм «9 дней одного года», драма о буднях гениального ядерщика — «новая волна» по-советски. Снимки Тарасевича — продолжение истории одержимого ученого, мечтающего проникнуть в тайны мироздания и подчинить его человеку.


Первое впечатление от выставки — все это нам давно знакомо, эпоха считывается моментально, будто бы мы всегда знали всех этих людей, эти образы. Противостояние физиков-лириков, песни под гитару, любовь в перерывах между экспериментами мирового значения.

Герой Тарасевича — Человек Задумчивый.

Десятки почти одинаковых портретов, цель которых запечатлеть не конкретного человека, а мыслительный процесс и мучительное стремление к научной истине. Когда понимаешь это, видишь, насколько по-разному, по-своему люди думают, начинаешь по-другому смотреть на фотографии. В глазах, руках, мимике, жестах, позах читается то одержимость, то отчаяние, то торжество, то просто пытливый поиск ответов. Человек думает о том, как покорить Вселенную.

Для советского ученого 60-х Бога нет, а весь мир — лишь «движущаяся материя», которую нужно изучить и подчинить своим нуждам, поставить на службу всему человечеству. «Атом неисчерпаем» — утверждает монументальный профиль Ленина на стене неподалеку от Института физики высокой энергии в Протвино, прямо над группой студентов, идущих по направлению взгляда вождя куда-то прямиком в светлое будущее.

Сперва видишь просто пропаганду и романтизацию науки, затем соотношение масштабов личности и глобального процесса, затем — те самые руки, глаза, позы.

Дойдя до середины экспозиции, начинаешь воспринимать в обратном порядке. Волшебство сработало.


С одной стороны, можно вживую, изнутри увидеть процессы, которые, казалось бы, запечатлеть на пленку невозможно, по крайней мере, если речь идет не о протокольной, а о художественной съемке. Сеанс исследования влияния перцептивного конфликта на краткосрочную зрительную память в лаборатории эмоциональной памяти или заливание в специальную камеру жидкого водорода действительно становятся захватывающим зрелищем даже для человека 21 века, у которого все эти прорывы науки из далеких 60-х должны бы по идее вызывать снисходительную улыбку. Именно здесь можно хотя бы частично увидеть тот самый синхрофазотрон, который уже стал именем нарицательным для обозначения любого значительного, но совершенно непонятного для простых смертных научного устройства или явления(прежде всего, относящегося к физике).

С другой, в этих черно-белых снимках и сейчас бурлит жизнь. В недочитанных книгах, в лучах солнца, пробивающихся сквозь сигаретный дым в кабинете директора НИИ ядерной физики во время очередного ожесточенного спора, в небрежности почерка на бесконечных «классных» досках. Любой производственный или научно-исследовательский процесс становится интересен зрителю, когда его преподносят с неожиданного ракурса, порой настолько неожиданного, что вспоминается другой мировой фотоклассик-авангардист из 20-х-30-х, Александра Родченко. Журналистам эпохи постпостмодернизма есть чему поучиться и сейчас.


У этих заумных физиков «все как у людей» как бы заверяет нас Тарасевич, опять же в духе одной из самых ярких черт шестидесятых, противостояния «физиков-лириков». Свадьбы, студенческие будни вне лекций, какие-то праздничные посиделки, романтические сценки в «Формуле времени» нечасто, но встречаются.

К ним относится и одна из лучших фотографий — «Университет ночью».

Бесконечные ряды окон МГУ и двое студентов у подножия огромного здания стоят и держатся за руки. За маленьким лирическим сюжетом открывается целый космос.
Вот как описывает его сам Тарасевич (цит. по книге Льва Шерстенникова “Остались за кадром” (2012): Сам по себе кадр пустяковый, но на тему, мне кажется, работает. Вы обращали когда-нибудь внимание на окна МГУ? Ничего не замечали? Нет? Я тоже не сразу сообразил. Ведь там окна идут парами. Два — рядышком, и так от верха и до низу. Я выбрал сырой, с лёгким туманцем вечер, чтобы у меня не было чёрных провалов стен и чтобы как-то отодвинуть здание, и стал снимать. А внизу у меня стоит парочка. Понимаете мысль? Он и она. Вот эта двойственность мира, внизу он и она, и эти окна тоже парами. То есть, понимаете, к чему мы приходим? Начинаем с такого философского раздумья, с какой-то неразрешимой трагедии века, а приходим к этой паре, к тому, что в основе-то мира по-прежнему стоят он и она, к незыблемости этих основ… А всё-таки она вертится! — вот основная мысль».


Большинство снимков не постановочные, однако главный шедевр Тарасевича, «Поединок» не просто постановочный, к съемке велась серьезная подготовка. Например, герой фотографии специально пришел в сильно накрахмаленной рубашке, чтобы сильнее был контраст с доской. Было сделаны множество пробных кадров, прежде чем был найден вариант, полностью удовлетворивший обоих и принесший автору мировую известность.

К слову, во многих русскоязычных и даже англоязычных источниках встречается информация о том, что «Поединок» стал победителем премии World Press Photo, указан даже год — 1963. Однако это неправда, пристальное изучение результатов конкурса показало, что ни в 1963, ни в другом году Тарасевич лауреатом не становился. Стоит отметить, что именно в 1963 году 2-е место на World Press Photo действительно досталось Советскому Союзу. Но снимок принадлежал Майе Окушко, творчество которой сегодня еще менее известно. Первую премию тогда взял американский фотограф, запечатлевший самосожжение буддиста в знак протеста.

Несмотря на широкое анонсирование и освещение выставки в СМИ, посетителей даже в один из последних дней было немного. Возможно, потому что летом москвичи предпочитают загородный отдых культурным мероприятиям, а может быть, тема показалась слишком сложной или скучной. В любом случае, посетить ее стоило не только потому, что сейчас наследие лучших советских фотографов незаслуженно забыто, но и для того, чтобы проникнуть немного глубже в суть вещей, в то, что заставляло ученых напряженно стискивать пальцами лоб и вдохновенно лететь по темным коридорам к очередной лаборатории с непроизносимым названием.

Чавес жив, Махмуд не позвонил, Сноуден не улетел


Изображение

Сходила вчера на вечер памяти Уго Чавеса в Новую оперу. К сожалению, из заявленных троих президентов присутствовал только Мадуро. Моралес и Ахмадинеджад манкировали, хотя их ждали до последнего, и я даже встретила среди гостей председателя Российско-иранского делового совета. Была мысль, что пока Мадуро работает на разогреве(«В двух минутах отсюда, в аэропорту Шереметьево сидит самоотверженный юноша…»), Моралес «работает на трансфере». Увы, такая мысль забредала в головы не только московской публикеhttp://www.rbc.ru/rbcfreenews/20130703092346.shtml. Досмотр президентского самолета в Австрии после вынужденного возвращения из-за п.1. и п.2 вообще не укладывается ни в какие рамки. Это унижение Моралеса — стыд Европы.

Латиноамериканцы привезли частицу благородного безумия, жаль, что потом забрали с собой. Вчера аж сам президент «Роснефти» Сечин на открытии улицы Чавеса читал стихи про револьверный лай и пароходы. Как вчера Мадуро шел в толпе журналистов и зрителей, улыбаясь в камеры и делая ручкой — это надо было видеть. Любить власть надо, как латиносы. И ненавидеть тоже.
Выступал он минут 40, очень театрально, красиво, но спутанно. Пересказать его речь кратко невозможно. Там и про мировую справедливость, и про форум ФСЭГ и про венесуэльские цветы. Конечно, как заметила Л72, ожидать мощных речей от бывшего водителя автобуса было бы бессмысленно, риторика у него была довольно банальная. Но, конечно, и Чавес со всяким своим «МВФ на Марсе» был уникален.
Изображение
Не знаю, кто и как распространял приглашения, но публика пришла самая разная от дипломатов, художников и переводчиков до полоумных сетевых активистов. Я долго пялилась на Исраэля Шамира и не могла вспомнить его имя. Вечер памяти начался с исполнения гимнов двух стран. Впервые видела, как по-настоящему поют гимн. Только вот русскоязычная публика, не сговариваясь, громко и четко исполнила «Союз нерушимый» вместо «России великой» и далее по тексту. Испаноязычные тоже не подвели, и венесуэльский гимн звучал не хуже, чем на каком-нибудь футбольном матче. С поправкой на то, что вместимость зала — 660 человек.

Со вместимостью, кстати, не повезло. Вход на мероприятие был свободным, поэтому многим пришлось стоять. Тут еще сказался прокол организаторов, за полчаса до начала перед входом в Новую оперу, а затем и у дверей партера скопилась приличная толпа. Пускать в зал стали только четко в 19.30, и ошалевшая от жары полуобморочная толпа ломанулась в прохладное помещение самым неприличным образом. Тем, кто чуть опоздал, не повезло совсем — службы безопасности никого уже не пускали. Я пришла заранее и вошла в зал одной из первых. Тем не менее, выбрала места ближе к галерке и задней вентиляции.Знакомый потом предлагал провести меня на пресс-сектор, расположившийся на балконах, но я отказалась. И камер, и корров было много, но пока я не нашла отчетов. Может, рано, а может, они все были из Венесуэлы?
Изображение
Культурная программа почему-то была почти полностью наша. Почему не Хоропо и не Гаучо, не знаю. Зато ВНЕЗАПНО «Чичирдык». Так, что, Лена, это были не всадники, а орлы! Калмыцкие притом. Ансамбль Моисеева я видела вживую впервые, поэтому, конечно, испытала детский восторг. Флотская сюита, та самая, которая «Яблочко» — это вообще шапку об пол. А вот ансамбль Латиноамериканского культурного центра слегка разочаровал. Наверное потому, что ожидала чего-то гитарного и меланхолического, а получила какой-то девочковый панк-рок.

Изображение

Венесуэльцы, помимо прочего, раздавали всем футболки с надписью «Чавес жив» и бейсболки команданте-стайл. Стремление нового президента без конца педалировать эту тему понятна: что делать дальше он не знает, решать задачи государственного масштаба не умеет, и не знаю, как там с экономикой, но вся политическая жизнь страны до сих пор держится на воспоминаниях о прошлом. Но долго ли это продлится? Почти полгода прошло, но пока Мадуро запомнился в основном своими заявлениями о создании мавзолея Чавеса. Выступление на саммите ФСЭГ было, фактически, его первым серьезным «выходом в свет». Венесуэла после смерти Уго имеет все шансы потерять достигнутое за время его правления. Возможно, для России это будет даже выгодно, но это предмет для другого, гораздо более серьезного, разговора. Но несмотря на то, что воскресить Чавеса не удастся, а мнения о его роли в истории страны и мировой политике резко расходятся, отдать ему последнюю дань в том числе и в Москве — дело хорошее и правильное. И приятное. По крайней мере, у меня после вечера памяти Уго Чавеса осталось именно такое ощущение.

Изображение

Изображение

P1070576 P1070577 P1070583 P1070586 P1070605 P1070606

 

 

ИзображениеИзображениеИзображениеИзображение

Международный финансовый центр — очередная попытка


О проекте создания международного финансового центра в России говорят уже не первое десятилетие. Предполагалось, что его роль будет исполнять московский Сити, однако инвесторы идут туда не очень охотно, а сам комплекс пока так и остается, пожалуй, крупнейшим городским недостроем. Эксперты заговорили было о стагнации проекта, однако в последнее время тема вновь была поднята на самом высоком уровне.

Так на днях в правительстве прошло совещание по вопросу размещения инфраструктуры МФЦ в России, на котором председательствовал премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. По словам главы правительства, уже в феврале будет рассмотрен проект госпрограммы «Развитие финансовых и страховых рынков, создание международного финансового центра», а также дорожной карту по созданию МФЦ и улучшению инвестиционного климата. «Предстоит сформировать эффективную и устойчивую регулятивную среду, которая стимулирует появление и развитие современных финансовых продуктов, услуг для всех участников рынка, а также обеспечит высокие стандарты корпоративного управления и, конечно, защиту права собственности и интересов инвесторов… Нам об этом говорят, а раз об этом говорят, значит, у нас не всё благополучно» — подчеркнул Дмитрий Медведев.

Руководитель рабочей группы по созданию МФЦ при Совете при президенте Российской Федерации по развитию финансового рынка Российской Федерации Александр Волошин рассказал о том, что делается в этом направлении. Помимо того, что Россия вплотную подошла к созданию единого регулятора в финансовой сфере, был принят ряд законов по финансовому регулированию.

«У нас принято законодательство о Центральном депозитарии, принят новый закон о клиринговой деятельности, который разрешил многие существовавшие до этого проблемы, отрегулированы законодательством проблемы инсайдерской торговли, инсайдерской информации. Перед самым Новым годом мы приняли большой блок поправок, значительно упрощающих процедуру эмиссии ценных бумаг» — рассказал Волошин. Также он упомянул объединение двух крупнейших бирж и начало запуска Центрального депозитария. «Биржа в этом году переходит на торговлю по системе Т+, что будет соответствовать сложившейся международной практике» — добавил он.

Впрочем, по мнению участников совещания, большое значение имеет не только законодательная база, но и собственно расположение центра, поскольку оно должно быть удобным как для зарубежных финансистов, так и для российских компаний. Основными недостатками существующей городской среды члены правительства и эксперты назвали транспортные проблемы Москвы и недружелюбность инфраструктуры к иностранцам. Экспертное исследование выявило в столице недостаток гостиниц в среднем ценовом диапазоне, а также легального и качественного предложения по аренде жилья, дефицит офисных помещений, отсутствие мультиязычной навигации в городе. Московские работники сферы услуг также не владеют иностранными языками и не способны работать по международным стандартам. Решить эту проблему правительство предлагает довольно оригинально – компактным размещением инфраструктуры МФЦ.

В качестве примера «классических» финансовых центров Александр Волошин привел Лондон и Франкфурт. Он отметил, что несмотря на устоявшиеся традиции (например королева до сих пор может посещать Сити только по приглашению лорд-мэра), международный вес и масштаб, в британской столице образован новый центр, который становится все более популярным. Он расположен в бывших верфях Кэнери-Уорф и активно осваивается мировой финансовой элитой, уже составляя «конкуренцию» Сити.

Успех проекту обеспечили три главных фактора. Во–первых, тем, кто туда приезжал со своими штаб-квартирами, были предоставлены налоговые льготы. В основном это касалось налога на прибыль и некоторых других. Во-вторых, именно в Кэнери Уорф рахместились регуляторы, FSA (Financial Services Authority) и Управление по финансовому регулированию и надзору Великобритании.

Однако по-настоящему большой поток людей хлынул на бывшие верфи после того, как туда была проложена ветка метро. Объясняется это не только известной демократичностью британцев – мэр Лондона Борис Джонсон и премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон частенько используют велосипеды для перемещения по городу. Как считает Александр Волошин, дело еще и в том, что «финансовая индустрия всё в большей степени становится хай-теком, и люди, которые приезжают в финансовый центр, это не толстосумы на мерседесах, а технари на метро. И любая биржа состоит в основном из людей, которые разрабатывают программное обеспечение, обслуживают технические комплексы и так далее».

Другой финансовый центр, который сегодня считается крупнейшим в Европе после лондонского Сити – это Франкфурт. Однако историческое здание биржи в центре города сегодня используется только для официальных мероприятий. Сама биржа, инвестиционные банки, а также консалтинговые и финансовые компании переехали на новую территорию в небольшом городке под Франкфуртом, где для них созданы льготные налоговые условия.

Этот опыт заставил отечественных разработчиков проекта МФЦ в Москве задуматься о том, чтобы вывести всю инфраструктуру из города. Дмитрий Медведев ранее несколько раз обмолвился о том, что неплохо бы рассмотреть вариант размещения финансового центра где-то на просторах «Новой Москвы» – недавно присоединенных территорий к юго-западу от бывшей столичной границы. Однако на совещании Александр Волошин представил несколько иное направление – Рублево-Архангельское. «Это действительно хорошее, красивое место – не так много таких хороших мест осталось в непосредственной близости от Москвы. У него есть свои плюсы, что оно связано хорошей трассой с «Сити», и в принципе, если это будет развиваться как финансовый квартал, это, наверное, даст дополнительные импульсы развитию «Сити». – пояснил он. Правда, не уточнив, на кого такой выбор будет ориентирован – «толстосумов на Мерседесах» или «технарей на метро».

Впрочем, Дмитрий Медведев не стал давать однозначную оценку проекту МФЦ на Рублевке, отметив, что не стоит выбирать какие-то исключительные варианты. «Никогда у него(МФЦ) не будет единой локализации, потому что всё равно Москва – это Москва. Но тем не менее есть плюсы у компактного размещения банков, консалтинговых фирм, деловой инфраструктуры, есть, наверное, и какие-то минусы у всего этого. Всё это нужно взвесить, определиться с тем, делать ли нам соответствующую структуру, а если делать, то где» — осторожно высказался премьер.

Свое мнение о проекте МФЦ, выступая на недавнем заседании «Меркурий-клуба», высказал экс-премьер РФ, бывший глава Торгово-промышленной палаты Евгений Примаков. Идеи о кардинальной реформе российской банковской системы и развития конкуренции в целом в национальной экономике не должны заслоняться предложениями о создании в Москве МФЦ, считает он. «Такая идея представляется утопической – для ее реализации нет предпосылок. Кстати, это еще одна иллюстрация непродуманных, без широкого обсуждения специалистами решений, принимаемых, скорее, в целях политического пиара», — сказал Евгений Примаков.

0_0


Справка к распоряжению от 28 января 2013 года №66-р «О прекращении действия соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединённых Штатов Америки о сотрудничестве в осуществлении правоохранительной деятельности и контроля за наркотиками»

Распоряжение инициировано МИДом России, поскольку в настоящее время указанное Соглашение не отвечает реалиям сегодняшнего дня и исчерпало свой потенциал.

Соглашение  было заключено 25 сентября 2002 г. Необходимость его подписания тогда была вызвана недостаточным бюджетным финансированием соответствующих правоохранительных программ. В рамках Соглашения Американская Сторона регулярно предоставляла российским компетентным органам на основе соответствующих Писем-соглашений финансовую помощь на реализацию антикриминальных проектов.

МИДу России поручено уведомить Американскую Сторону о принятом решении.

http://government.ru/gov/results/22578/

Хозяйке на заметку


С 1983 года правительство повышало потолок госдолга 39 раз, причем 25 из них — в течение одного года. Да что там, в одном только октябре 1990 года потолок госдолга поднимали 5 раз с разницей в несколько дней.

В феврале и марте 1996 года конгресс одобрил три краткосрочных увеличения потолка госдолга. Первое повышение облегчило министерству финансов выпуск долговых обязательств для выплаты социальных пособий в течение месяца. Следующий дал возможность выплачивать эти и другие платежи в течение еще 18 дней. Третье увеличение, после долгих препирательств между партиями, подняло планку госдолга настолько, чтобы забыть о нем до августа 1997.

Long Precedent for Short-Term Debt Limit Bill — Washington Wire — WSJ

Аркадий Дворкович о давосском форуме


Рассказал мне на брифинге в РИА Новости.

Вопрос: Аркадий Владимирович, вы сказали, что главной целью будет представить Россию для инвесторов. А не могли бы вы описать, охарактеризовать, может быть, привести в пример наиболее крупные, яркие инвестпроекты и их приблизительный объём? Спасибо.

А.Дворкович: На этом этапе, с нашей точки зрения, мы можем более полно представить спектр инвестпроектов, чем в предшествующий период, чем в предшествующие годы. С чем это связано? Это связано с тем, что мы пришли к этапу, на котором кроме чисто производственных проектов, проектов, связанных с созданием отдельных компаний, отдельных производств, мы готовы к привлечению крупных инвесторов в большое число инфраструктурных проектов. И в этот раз мы такие инфраструктурные проекты сможем предложить нашим партнёрам, нашим инвесторам – какфинансовым, так и стратегическим, которые специализируются на реализации таких проектов. Речь идёт и о развитии Дальнего Востока – это один из очевидных приоритетов, и о развитии юга России, где мы реализуем такие проекты, как «Курорты Северного Кавказа», как строительство электростанций, крупных транспортных объектов. Московский транспортный узел – крупнейший инфраструктурный проект с наибольшими затратами, и это очевидно, так как Московский регион является одним из крупнейших регионов мира. В нём находится постоянно порядка 20 млн человек. Это сравнимо с населением средней страны. И транспортная система Московского региона – для всех это понятный и очень привлекательный инвестиционный проект.

Это проекты развития городов, которые станут столицами проведения чемпионата мира по футболу 2018 года. И речь не только и не столько о стадионах, сколько об инфраструктуре этих городов, которую необходимо развивать, которую в ряде случаев необходимо просто создать для комфорта жителей, а в 2018 году – для гостей чемпионата мира по футболу. Это проекты в энергетическом секторе, которые необходимы для полноценной реализации нашей энергетической стратегии, я имею в виду строительство и генерирующих объектов, и сетевых объектов. Потребность в инвестициях составляет сотни миллиардов рублей, и без иностранных инвесторов здесь не обойтись. Ряд из них уже работает в России, другие только присматриваются к тому, что мы делаем. Здесь мы представим нашу новую компанию, расскажем о планах её формирования, я имею в виду российские сети, которые будут интегрировать управление Федеральной сетевой компанией и региональными сетевыми компаниями, входящими сегодня в холдинг МРСК. Я думаю, что это интересный проект для многих инвесторов.

Кроме того, у нас большие планы в машиностроении по всем составляющим. Я имею в виду и автомобилестроение, и авиастроение, и судостроение. Здесь есть много заинтересованных партнёров. Конечно, я лично на встрече буду говорить о других секторах – и о сельском хозяйстве, которое тоже интересно многим, и там тоже есть много проектов, прежде всего в мясном животноводстве (это крупные инвестиции, есть крупные компании, которые в этом заинтересованы), а также о лесопромышленном комплексе, в том числе и в Сибири, но не только. Это неполный перечень направлений, о которых мы будем говорить, но, я думаю, что этот спектр будет действительно более широким, чем в прошлые годы.

 

Стенограмма полностью: http://xn--80aealotwbjpid2k.xn--p1ai/docs/22473/#sel=24:2,24:11